?

Log in

No account? Create an account
Потенциальные опасности в подводной охоте. Часть 1.
apneapro

Безопасность. Часть 1. Вода.
DSC02273

К сожалению, не смотря на то, что подводная охота набирает все большую популярность, а в прессе и в интернет появляется все большее количество статей обо всех аспектах охоты, и о безопасности в том числе, количество несчастных случаев, увы, продолжает увеличиваться.

И очевидно, что назрела необходимость еще раз вернуться к проблематике предотвращения несчастных случаев на подводной охоте.

Подводная охота – довольно опасный вид человеческой активности. Ведь, по сути, подводная охота включает в себя все те потенциальные опасности, которые сопровождают по отдельности даверов и фридайверов, рыбаков, и ружейных охотников. Следовательно, различные опасности могут таиться во всех аспектах подводной охоты. И для того, что бы разобраться в том, как избежать возможных несчастных случаев, прежде всего, необходимо описать охоту как систему взаимосвязанных понятий и объектов.

Итак, подводная охота может быть описана как система, состоящая из следующих основных «частей»:

- Место охоты. Среда, в которой охота проходит (вода с теми или иными характеристиками, или водоем с теми или иными условиями, в том числе наличием или отсутствием течений и разнообразным, потенциально опасным рельефом дна).

-  Субъект охоты. Охотник и его снаряжение.

-  Объект охоты. Рыба.

Конечно, такое разбиение охоты во всем ее многообразии на небольшое количество блоков многим покажется очень условным и не полным. Ведь даже пресноводная охота может быть очень и очень разнообразной, не говоря уже о морской. Но, тем не менее, многие понятия и рекомендации являются базовыми и одинаково успешно помогут охотнику уберечь себя от неприятностей в независимости от того, где и как он собирается охотиться.

Начнем с воды. Вода, является чуждой для человека средой обитания. И поэтому сам факт нахождения человека в воде влечет за собой риск утонуть. Этот риск в особенности возрастает, потому что охотник не только плывет по поверхности воды, но и совершает достаточно глубокие и продолжительные нырки. Причем, чем нырки глубже и продолжительнее, тем риск выше. Я никоим образом не призываю охотников прекратить глубоко нырять, а охотиться лишь на мелководье. Я хочу лишь обратить внимание на то, что глубокая охота – это безумной увлекательный, но достаточно сложный и потенциально опасный процесс и относиться к нему нужно со всей серьезностью. А иначе в графе «причина смерти» может появиться запись «утопление».

А утопление, в свою очередь, может быть вызвано самыми различными причинами. Попробуем в них разобраться.

Потеря сознания на всплытии или многократно описанный Shallow Water Blackout. Наступает при всплытии когда до поверхности остается 5-10 метров. Причина наступления – падение внешнего гидростатического давления при всплытии, что приводит к увеличению объема ранее сжатых при нахождении на глубине легких, а это по закону Бойля-Мариота вызывает падение парциальных давлений всех входящих в состав альвеолярного воздуха газов. Прежде всего – кислорода. Резкое падение парциального давления кислорода в альвеолярном воздухе может спровоцировать мозг человека к подаче команды на переход организма в режим максимального сбережения кислорода, или своего рода «консервации». В этом состоянии происходит полное прекращение мышечной деятельности, спазмирование вегетатиной сердечно сосудистой системы, прекращение высшей нервной деятельности и спазмирование дыхательного горла. То есть, человек теряет сознание и перестает двигаться. По мнению мозга, в таком состоянии организм может находиться еще какое то время за которое внешние условия могут измениться в лучшую сторону и опять появится возможность дышать. Для того, чтобы в легкие не попала вода, организм перекрывает дыхательные пути. То есть, незадачливый ныряльщик теряет сознание. Причем, теряет сознание находясь под водой. Стоит ли говорить, что это в большинстве случаев приводит к фатальным последствиям. Ну а то, что в легкие не попадает вода, приводит лишь к тому, что погибших в результате SWB ныряльщиков находят не на дне, а на поверхности или дрейфующими в толще воды. Основной способ уберечь себя от наступления SWB прост и понятен. Ни в коем случае нельзя «пересиживать» на дне и переступать через свой предел. Первым признаком того, что вы подошли к этому пределу служит появление мощных позывов на вдох сопровождающихся сокращениями диафрагмы и мышц живота (диафрагмальные контракции). Тренированный охотник во время охоты в засаде-залежке может вытерпеть несколько таких контракций и потом благополучно подняться на поверхность, но лучше так не рисковать. Но нужно понимать, что после десяти благополучных всплытий, на одиннадцатый раз может случиться непоправимое. Не даром итальянские охотники называют «рыбой-убийцей» не встречающихся в этих водах крупных акул, мурен или рыбу-меч, а банального дентича. Дело в том, что эта рыба водится на глубинах за частую превышающих 20 метров и очень осторожна. И не редки случаи, когда охотник в течение долгого времени откладывает свое всплытие, потому что хитрый дентич раз за разом подходит к месту засады не покидая пределов видимости но и не подходя на дистанцию уверенного выстрела. Мотивированный близостью желанной добычи охотник игнорирует многократные позывы на вдох и подвергает себя чудовищному риску наступления Shallow Water Blackout. Не нужно быть алчным. Алчность один из семи смертных грехов. Ваша жизнь дороже чем самый крупный трофей.

Продолжая тему SWB стоит заметить, что SWB является лишь одним из видов потенциально возможного гипоксического обморока. Например, охотник может потерять сознание из-за чрезмерной гипоксии (кислородного голодания) уже всплыв на поверхность воды. Чаще всего это происходит, когда охотник после длительного нырка всплыв на поверхность делает резкий и мощный выдох, чтобы продуть заполненную водой за время нырка трубку. Во время выдоха парциальные давления всех газов содержащихся в альвеолярном воздухе падают еще сильнее, и в этот момент может наступить потеря сознания со всеми вытекающими последствиями. Предостеречься от этого можно следующим незамысловатым образом. После того, как вы лежа на поверхности воды выполнили необходимое для подготовки к нырку количество циклов вдох-выдох и сделали завершающий глубокий вдох нужно просто левой свободной от ружья рукой вынуть загубник трубки изо рта и спокойно нырнуть. В этом случае вам не придется напрягать челюстные очень мощные и ресурсоемкие мышцы для того чтобы удерживать загубник во рту, будет удобнее делать «продувку» ушей, свободно болтающаяся трубка будет оказывать меньшее гиродинамическое сопротивление. Ну и самое главное, после всплытия вам не придется продувать трубку и вы сможете сразу же начать спокойно дышать. Постепенно увеличая глубину и интенсивность дыхательных циклов. После того как дыхание полностью восстановится можно будет вставить трубку в рот и продолжить охоту.

Так же загнать себя в состоянии гипоксии способной привести к обмороку охотник может совершая слишком частые нырки не делая достаточных для восстановления всех функций организма перерывов между ними. Чтобы избежать этой опасности достаточно принять за аксиому одно простое правило и неукоснительное ему следовать. Отдых после нырка должен быть в два раза длиннее, чем продолжительность самого нырка.

Столь популярная среди неопытных ныряльщиков гипервентиляция, как ни странно, так же может привести к наступлению гипоксического обморока. Связано это с тем, что при гипервентиляции (излишне учащенном интенсивном и неглубоком дыхании) происходит активное падение углекислого газа в альвеолярном воздухе и крови. Если выразить это в цифрах, то нормальное парциальное давление CO2 составляет порядка 42-44 мм. рт. ст., а после гипервентиляции может падать до 13-15 мм. рт. ст.. Здесь нужно заметить, что CO2 единственным физиологическим раздражителем мозгового дыхательного центра (у человека в отличие от китов позыв на вдох появляется не при недостатке кислорода, а при избытке углекислого газа) и регулятором тонуса кровеносных сосудов. То есть, при активном «вымывании» CO2 из легких и крови во время гипервентиляции более чем возможно спазмирование (рефлекторное сужение) сосудов головного мозга. С одной стороны спазмирование предотвращает дальнейшее падение уровня CO2, а с другой стороны по этой же причине резко сокращается снабжение мозга кровью и наступает гипоксия мозговых тканей. Что и приводит к обмороку. В медицине описаны случаи, когда в туристических регионах находили погибших туристов которые занимались снорклингом имея на себе помимо комплекта №1 так же и спасательный жилет. То есть, ни о каких чрезмерно долгих или глубоких нырках не могло идти и речи. В 90% случаев, причиной гибели этих людей являлся именно вызванный чрезмерной гипервентиляцией гипоксический обморок. 

Тем не менее, гипоксический обморок практически всегда является следствием именно того, что охотник слишком долго находился в состоянии апное и уровень кислорода, а точнее оксигемоглобина,  в его крови и легких достиг критически малых величин. Другое дело, что в ряде случаев это может произойти не только из-за того, что охотник преднамеренно затянул нырок. Охотник может чрезмерно долго находиться под водой по самым различным причинам. Например, потому что он попал в мощное понижающееся течение, потому что потерял ласту, потому что зацепился какой либо частью своего снаряжения за фрагмент рельефа дна и так далее. От всех этих напастей так же можно себя уберечь, но об этом мы поговорим позднее.

В завершение разговора об обмороках нельзя не упомянуть и об гиперкапническом (гиперкапния – переизбыток углекислого газа) обмороке.

Гиперкапнический обморок может произойти в том случае, если в организме охотника произошло накопление CO2 до предельных величин, причем, случилось это до того, как уровень кислорода снизился до уровня способного вызвать гипоксический обморок. Такая ситуация становится возможной в двух случаях.

Во-первых, если охотник находясь в статичном положении на глубине (например, лежа в засаде) и будучи сверх мотивированным крутящейся рядом крупной рыбой, проявляет явно излишнюю силу воли, продолжает апное и раз за разом игнорирует  позывы на вдох. В этом случае уровень CO2 может достигнуть опасного уровня и охотник получит токсический гиперкапнический обморок до наступления гипоксического обморока. К счастью, позывы на вдох сопровождающиеся диафрагмальными контракциями очень неприятны и, как правило, мало кто досиживает на дне до наступления гиперкапнического обморока.

Вторая ситуация к сожалению более вероятна и наступление ее менее контролируемо. Гиперкапнический обморок может случится, если произойдет постепенное, а не скачкообразное как в первом случае накопление CO2. Такая ситуация возникает в результате продолжительной по времени активной физической работы охотника, что приводит к состоянию «усталости» мышц и перепроизводству молочной кислоты и CO2 и перенасыщению ими всего организма. А повышенный уровень молочной кислоты опять таки, как увеличивает расход кислорода так и повышает производство CO2 и провоцирует наступление гиперкапнического обморока. В данном случае наступление обморока может произойти до того, как появятся ярко выраженные позывы на вдох. Или же этот обморок может произойти и на относительно небольшой глубине. Совет один. Никогда не ныряйте на глубоко если вы сильно устали. Да и вообще в случае наступления ярко выраженной мышечной усталости охоту надо либо прекратить совсем, либо сделать длительный перерыв на отдых, что бы дать организму возможность «раскислиться», вывести излишки молочной кислоты и накопленные за долгое время излишки CO2.

Завершая главу об опасностях связанных непосредственно с такой важной составляющей подводной охоты как нырок и работа на глубине, хочется так же остановиться на таком аспекте как корректное вывешивание охотника. По моему глубокому убеждению, очень многие из начинающих охотников идут в воду, имея на себе излишнее количество грузов. С одной стороны добавочный вес облегчает погружение. Но этот же избыточный свинец на вашем грузовом поясе доставляет намного больше неприятностей нежели чем преимуществ. Во-первых, в отличие от фазы погружения, фаза всплытия всегда намного более сложна, и в этот момент лишние килограммы могут сыграть свою роковую роль. Во-вторых, во время перемещения по поверхности воды, лишний груз будет дополнительно нагружать поясничный отдел позвоночника, что может привести к различным заболеваниям. В-третьих, при перемещении по поверхности воды охотник с большим количеством грузов будет более сильно погружен в воду, что значительно увеличит его парусность и, следовательно, гидродинамическое сопротивление. А это уже приводит к тому, что перегруженный охотник будет вынужден для перемещения на одно и тоже расстояние затрачивать больше усилий, чем охотник с корректно подобранным весом грузов. В особенности если речь идет об охоте на водоеме с сильным течением. А это как раз, те условия в которых вынуждены охотиться большинство российский охотников.

На этом можно закончить обсуждение опасностей возникающих во время самого нырка и перейти к другим опасностям порождаемых водой. В данном случае речь пойдет о течениях. 

Все течения могут быть условно разделены на стоковые, ветровые, конвекционные и приливно-отливные. Стоковые течения являются признаком пресноводных водоемов, приливно-отливные и конвекционные морей и океанов. Ветровые течения редко приобретают силу и скорость способные причинить опасность (за редким исключением), а стоковые, приливно-отливные и конвекционные могут набирать очень большую силу и не редко служат причиной серьезных неприятностей.

Начнем с течений в пресноводных водоемах. Сильные течения в реках и водохранилищах могут иметь только стоковый характер. Интенсивность течений может менять только из-за увеличения или уменьшения сброса воды на расположенных выше по течению ГЭС. Направление стоковых течений меняется не может.

Охотясь на водоеме с сильным стоковым течением всегда нужно помнить о следующих рисках.

- Течение может отнести вас от места захода в воду (места где вы оставили ваш автомобиль, или где расположен ваш лагерь) за короткое время на очень большое расстояние и обратная дорога может занять несколько часов. Подниматься  в верх по берегу конечно будет намного быстрее чем плыть против течение, но это не всегда возможно. Например потому что берега реки заболочены или поросли густым кустарником или камышом очень сильно затрудняющими пешее передвижение. Возвращение по берегу в гидрокостюме летом чревато тепловым ударом, а зимой соответственно переохлаждением. Следовательно, охотясь без лодки на реке с быстрым течением не увлекайтесь чересчур самим процессом охоты, а после каждого нырка контролируйте свое положение относительно точки, куда вам необходимо вернуться. Сплавляясь по реке всегда работайте ластами в направлении против течения чтобы минимизировать свой дрейф. Помните, что возле берега течение как правило слабее, чем по руслу реки. К тому же вдоль берегов периодически встречаются локальные течения с противоположным направлением. Так называемые «противотоки», воспользовавшись которыми можно не прикладывая сверх усилий подняться вверх по основному течению и значительно сократить путь к оставленной на берегу машине.

- Течение может вынести вас в то место реки, куда лучше не попадать. Например, на судоходный фарватер. Или прижать к сбросу небольшой заброшенной и не охраняемой плотины, которых после развала экономики в 90-х годах довольно много на небольших реках. Опасность попасть на сброс заключается даже не в том, чтобы упасть с высоты в несколько метров (сбросы как правило защищены решетками), а в том, что перед сбросом течение может достигать такой силы, что если вас прижмет к упомянутой решетке вы просто сами не сможете оттуда выбраться и из-за постоянного сдавливающего грудную клетку давления воды будет очень и очень трудно просто дышать. Очень быстро накопится общая усталость и появится риск утонуть на совсем небольшой глубине. К тому же к плотине всегда прибивается множество мусора принесенного течением со всего расположенного выше по течению участка реки. А в этом мусоре обязательно будет множество обрывков рыболовных сетей и прочих рыбацких снастей с крючками, при очень вероятном запутывании в которых риск утонуть или получить серьезную травм будет еще выше. При охоте ниже крупных ГЭС часто встречаются заливчики в которые ветром загоняется грязная пена возникающая под сбросом ГЭС. Если вас вынесет течением  в такой залив то неприятности гарантированны. Во-первых, толщина слоя пены может достигать более полуметра. То есть даже находясь на поверхности воды вы не сможете нормально дышать. Для того что бы сделать вдох придется подныривать и разогнавшись на ластах выпрыгивать вверх. Уверяю вас, что при таких упражнениях силы иссякнут очень быстро. Во-вторых, находясь в таком заливе вы убедитесь, что пена полностью закрывает обзор и становится просто не понятно куда же нужно плыть, что бы выйти на чистую воду. В данном случае совет один. Всегда контролируйте ваш дрейф. Смотрите куда вас может вынести течением при следующем нырке. Если вы будете делать это перед каждым нырком, риск нажить себе неприятностей значительно снизится.  


Небольшой отчет о прошедшей в дельте Волги очередной Неделе Трофейной Охоты с Omersub S.p.A.
apneapro

Короткий отчет о прошедшем в дельте Волги ежегодном событии «Неделя трофейной охоты с Omersub S.p.A).

Время проведения 4-9 июня. Место проведения – рыболовно-охотничья база «Застава». Охотничья акватория – раскатная зона Никитского банка.

_MG_3649

Для участия в Неделе из разных уголков России прибыли 20 охотников. Контингент состоял из победителей и призеров различных соревнований, спонсором которых был производитель снаряжения для подводной охоты и фридайвинга Omersub S.p.A., руководителей клубов подводной охоты и приглашенных  специалистов.

В программу Недели входила непосредственно охота, семинары о различных аспектах подводной охоты и фридайвинга и, конечно, торжественная часть и награждение. Завершалось все ставшим уже традиционным приготовлением шашлыка из добытых трофеев.

На собрании было решено установить следующий регламент. Старт – индивидуальный (по готовности), возвращение на базу к 18:00.

Номинации в следующих категориях: сом, щука, сазан, амур, «прочая» рыба. Каждого вида рыб в день разрешалось добывать не более чем два хвоста.

_MG_3993

Впечатления первого дня.  Температура воздуха 30 гр. Ветер южный (местное название – «моряна» т.е. со стороны моря). Вода – 24 градуса. Прозрачность колебалась от 1 м до 2 -2.5 м. в зависимости от того, с наветренной или подветренной стороны камышовой стены приходилось охотиться. Преимущественные глубины, как и везде в раскатной зоне, практически не превышали 1.5 метра.

Учитывая не совсем удачный сезон и некое однообразие акватории рассчитывать на что либо действительно крупное было сложно. Но именно в этом и состоит смысл трофейной охоты.

В первый день мною были замечены: множество щук размером до 1.5 кг., и мелкие сомята. Караси и красноперки не в счет. Хотя этого добра было сколько угодно. Причем, как и принято в дельте, вес многих карасей частенько превышал 1 кг.. Но это не совсем то ради чего мы все сюда ехали. Исходя из всего вышеописанного выходило, что нужно сосредоточиться на сазане. Судя по всему сазан должен был гулять где то на границе камыша и открытой воды.

_MG_4956

Сазан действительно встречался именно в этих местах, но тоже какой то незачетный. 3-4 кг. максимум. Один раз на меня со стороны открытой воды выскочил довольно крупный экземпляр, но увидев охотника сразу развернулся и ушел не дав шанса на выстрел.

Тем не менее, самым крупным трофеем первого дня стал именно сазан весом 9265 г. добытый известным охотником и автором пневматических ружей собственной конструкции Владимиром Минченко.

Из других трофеев первого дня хочется так же упомянуть сома на 7410 г. которого смог добыть Андрей Терентьев (г. Волжский).

Второй и третий дни прошли примерно в таких же погодных условиях и примерно с такими же результатами. Участники шли буквально грамм в грамм и каждое взвешивание превратилось в круто закрученную интригу.  Также помимо постепенного увеличения веса трофеев в улове начали появляться и ранее не встречавшиеся виды рыб. Петр Петров (г. Москва) добыл жереха в 170 г., а Зураб Бабунашвили (г. Краснодар) и Олег Гаврилин (г. Москва) ухитрились найти по судаку (что для дельты – редкость).

_MG_4738

О вечерам после ужина все желающие могли прослушать семинары о различных аспектах подводной охоты и фридайвинга.

_MG_4422

На четвертый день погода начала меняться. Ветер резко поменял свое направление с южного на северный, начало расти давление и появились  облака. В первой половине дня рыбы было совсем мало, но после обеда довольно приличные экземпляры сазана (7-9 кг.) начали массово встречаться на участках открытой воды. Очевидно северный (местное название – верховый) привел к падению уровня воды и рыба была вынуждена выйти из камышовых зарослей на открытую воду.

К пятому дню погодные условия остались такими же, течение усилилось, прозрачность воды снизилась и охота стала более адреналиновой . Стремительный полет над заросшим травой-елочкой дном, появляющиеся из ниоткуда сазаны и периодически встречающиеся на песчаных полянках небольшие сомики.

IMG_0929_1

И вот очередная Неделя Трофейной Охоты с Omersub S.p.A. закончена. Последнее оглашение результатов дня и объявление победителей. Как я уже писал ранее, всего было запланировано 5 номинаций. Однако одна из номинаций (амур) оказалось не заполненной и было решено «разыграть» оставшийся приз среди участников добывших наиболее крупные экземпляры в категории «прочая рыба».

В итоге победителями стали:

Сазан (10730 г.)– Болдырев Николай (г. Воронеж)

Щука (2225 г.) – Зубарев Алексей (г. Москва)

Сом (7410 г.) – Терентьев Андрей (г. Волжский)

Прочая рыба 1 (жерех 2750 г.) – Зубарев Алексей (г. Москва)

Прочая рыба 2 (карась  1890 г.) – Бачурин Алексей (г. Ставрополь).

_MG_5203

 Поздравив победителей все плавно переместились в мангальную зону где и продолжилось неформальное общение на тему нашей общей страсти, Подводной Охоты …   


Мои впечатления о подводной охоте на нижней Волге (Волгоград)
apneapro


Волгорадские трофеи.
Вернуться
Волгорадские трофеи.

За время моего увлечения подводной охотой мне довелось побывать в различных уголках России и множестве других стран и добыть большое количество самых разных трофеев, среди которых были и совсем экзотические, но только с одной рыбой мне никак не удавалось встретиться. Речь идет о белом амуре. Я изучил множество ихтиологической и рыбацкой информации. Я знал, что белый амур пришел к нам из Китая, питается исключительно высшей водной растительностью, мечет пелагическую икру, ведет одиночный образ жизни и крайне осторожен. Я все знал о тех водоемах, где можно встретить этого хитрого «иностранца». Я много раз специально ездил на нижнюю Волгу (охота на сбросах АЭС и ТЭЦ мне никогда не нравилась), но амур все время каким то совершенно мистическим способом избегал встречи. Короче, мне категорически «не фартило».

Но зато во время своих поисков мне удалось познакомиться с несколькими охотниками из Волгограда, которые в последствии стали моими близкими друзьями. По мимо того, что они просто очень хорошие ребята искренне увлеченные нашей общей страстью, но мы еще и имеем очень схожие взгляды на подводную охоту. То есть, эта не просто тусовка, а настоящий клан, со своей концепцией, законами и традициями. Настоящие трофейщики! И вот в начале июля, Алексей Климов, достойный представитель данного достойного клана позвонил мне и сообщил, что дескать если я все таки имею желание повстречаться таки с неуловимым амуром, то сейчас самое время. Комфортная температура воды 22-24 градуса, великолепная прозрачность порядка семи метров и много амура. Очень много. И все это практически в черте города.

Такие шансы упускать нельзя и я принимаю решение на следующие выходные ехать в Волгоград. Короткий звонок моему давнему товарищу Олегу Егорову, с которым мы в поисках трофеев объездили уже практически весь свет, привычный ответ «поехали» и мы уже практически мчимся на охоту. Осталось лишь проехаться по магазинам и прикупить кой чего из недостающего снаряжения. А не достает нам 5-ти миллиметровых костюмов, катушек и хорошего линя. Ну и в принципе не плохо было бы купить и пару новых ножей. Ножи кстати оказались совершенно не лишними. Не то что бы они нам так уж пригодились, но нырять без хорошего ножа на нижней Волге я вам настоятельно не рекомендую. Но об этом чуть позже.

И так, поход по магазинам закончился приобретением гидрокостюмов OMER Cayman и Ocean Mimetic (Cayman моего размера я, к величайшему сожалению, так и не смог найти), двух алюминиевых катушек OMER, двух ножей OMER Laser USA и всего имевшегося в наличии (47 метров) полутора миллиметрового линя с сердцевиной из Spectra, в веселенькой сине-розовой нейлоновой оплетке, очень кстати обнаружившегося в одном из немногочисленных московских яхтенных магазинов. И вот наступает долгожданный конец недели и я выезжаю из Москвы на машине нагруженной всяческим полезным барахлом. Олег летит на самолете, и я должен встретить его в аэропорту Волгограда.

Дорога складывалась отлично. Я без остановки проскочил 15 километровое сужение в месте ремонта дороги, что в пятидесяти километрах от Москвы, меня практически не тормозили ГАИшники, но примерно километрах в двухстах от Волгограда машину стало ощутимо таскать по дороге. Все датчики моей BMW говорили, что все в порядке, но ощущение от езды было не приятным, и я остановился, что бы размять ноги и посмотреть в чем дело. Причина «болтанки» выяснилась сразу же, как только я вышел из машины. Дул очень сильный восточный ветер. Я бы даже сказал очень-очень сильный. Насколько я помнил местные гидрологические реалии, то сильный восточный ветер не предвещал ничего хорошего. Восточный берег Волгоградского водохранилища изобилует мелями и ветер способен здорово «раскачать» мелководный водоем и пригнать большое количество мути под агрегаты ГЭС, что в свою очередь быстро и неминуемо «убьет» видимость на много километров ниже Волгоградской ГЭС.

Но возвращаться проехав 800 километров не очень хочется, и я продолжаю свой путь. И вот спустя несколько часов подобрав Олега Егорова в аэропорту, я выезжаю на берег Волги, где мы и встречаемся с моими друзьями Алексеем Климовым, Денисом Ольшанским и Андреем Трофимчуком. При первом взгляде на воду становится понятно, что мой мрачный прогноз оказался верным. Прозрачность на вряд ли превышает полтора метра. Но нырять то надо, и выслушав множество рассказов на тему «как много было рыбы и какая прозрачная была вода вот буквально еще только вчера, а сегодня, сами видите, вон оно как все плохо … » мы, тем не менее, сбрасываем лодку с прицепа, кидаем в нее сумки со снарягой и уходим куда то вниз быстро отдаляясь от виднеющейся вдалеке плотины.

Найдя на противоположном от Волгограда берегу безлюдный участок мы подходим к нему, вытаскиваем лодку на берег и начинаем одевать гидрокостюмы и собирать ружья. Я беру с собой свой верный OMER Tempest 70, а Олег решает попробовать привезенный с Бали 75 см. тиковый арбалет Andre Gold MidHandle с только что прикрепленной к нему OMER-овской катушкой. Остальные парни уже готовы и мы быстро попрыгав в лодку устремляемся на встречу с великой русской рекой.

По дороге, пока Алексей и Андрей увлеченно обсуждают куда же им все таки отвезти двух этих некстати появившихся столичных гостей, мы с Олегом интересуемся у Дениса его рекомендациями относительно охоты в данное время года в данном регионе.

Рекомендации на первый взгляд просты. Охота по фарватеру или где то рядом. Рельеф дна – плоский, с небольшими возвышенностями. Коряг или чего то подобного нет. Рабочие глубины – 6-10 метров.

Волгорадские трофеи.

Охота сплавом. Ныряешь к самому дну и скользишь по течению сканируя воду перед собой и по бокам. Левую руку держать вытянутой вперед и не много вниз. Ластами об дно лучше не скрести и вообще издавать по меньше шума. Можно в принципе делать залежки. Местный одиночный амур частенько выходит посмотреть на охотника, давая возможность для выстрела. Во как! Оказывается амур бывает местный и не местный. А не местный чем отличается? Местный как правило ходит по одиночке и вдоль дна. Потому что судя по всему, местный амур это уже некая видовая аберрация вызванная особенностями обитания и питания. То есть жрет ракушку видимо местный амур. В связи с отсутствием в данном регионе указанных во всех энциклопедиях высших водорослей являющихся его кормовой базой. А не местный? А не местный амур ходит стаями. Идет, как правило, в пол воды, чуть ближе ко дну. Судя по всему не местный амур, который большую часть своей жизни проводит в самом низу, действительно питается преимущественно травой. В силу того, что чем ближе к Каспию, тем меньше ракушки. Уже километрах в двухстах ниже по течению ракушки на дне нет совсем. Ракушка встречается только на корягах. И то только старых. Вот так. Оказывается реалии сильно отличаются от описанных в книгах истин.

Все в принципе понятно и мы уже совсем готовы идти в воду, как я все таки решаюсь задать оставшийся не выясненным вопрос. А зачем держать левую руку впереди? На что получаю странный ответ. Что бы иметь возможность оттолкнуться от дна и сразу же уйти в верх, если вдруг перед появится «порядок». А при такой низкой прозрачности вероятность неожиданно влететь в упомянутый «порядок» и нажить себе очень серьезных неприятностей еще более высока. Еще через минуту выясняется, что порядок это чудовищно варварская снасть предназначенная для добычи рыб осетровых пород (кстати, законодательно запрещенных к вылову) и представляет она собой заякоренный на концах идущий вдоль дна металлический трос на котором на поводках закреплено множество острозаточенных металлических крючьев. Ну и если ты влетишь в такой вот «порядок» и зацепишься хотя бы за один крюк, то при попытке освободиться множество других крюков болтающихся на близлежащих поводках тут же вопьются в тело несчастного охотника. После этого объяснения мы с Олегом быстро, но очень старательно проверяем крепление и остроту заточки свежеприобретенных ножей и все равно изъявляем желание идти в воду. Что мы, порядков не видели что ли?

Тем временем, Алексей с Андреем приводят нас к месту начала охоты и мы, оставив Дениса дежурным в лодке, быстро прыгаем в воду. Первые ощущения. Комфортная температура. Прозрачность такая, что с трудом видно конец ружья. Очень много крупной взвеси. И еще не смотря на все попытки расслабиться, где то на краю сознания постоянно свербит мысль о гребаных «порядках». Но нырять то надо и я заряжаю ружье. Tempest который я не брал в руки уже как года два взводится комфортно, не вызывая никаких других мыслей, как желания набить его еще на 20-30 качков максимум.

Первый нырок, как обычно в таких условиях, комфортным назвать сложно. Я превозмогая постоянное желание всплыть работаю ластами и фиксирую взгляд на расстоянии чуть большем, чем едва видимый конец гарпуна что бы увидеть дно раньше чем ударюсь об него. И все время борюсь с желанием взглянуть на дисплей своего наручного прибора, что бы понять на какой я глубине. На самом деле по изменению освещенности и числу гребков я могу определить глубину с точностью до полуметра, но что то мешает полностью отдаться ощущению нырка. Но вот наконец то через два гребка впереди начинает появляться что то похожее на рельеф и я падаю на дно. Песок. Приличное течение. Вдоль дна горизонтальная видимость порядка двух метров. Уже можно взглянуть на прибор. 8 метров. А такое ощущение, что минимум 16. Таковы реалии пресноводной охоты. И еще эти «порядки».

Я слегка отталкиваюсь от дна и раскидываю ласты в стороны. Течение тут же мощно толкает меня в лопасти ласт и я лечу вперед. Левую руку я старательно держу вытянутой вперед и вниз.

Рыбы не видно. Никакой. Но странно было бы ожидать встречи с трофеем на первом же нырке. Пролетев метров 15-20 вдоль дна и так ничего и не увидев, я всплываю.

Волгорадские трофеи.

Второй нырок идет гораздо легче. Я быстро достигаю дна и начинаю свой полет. Вокруг песок и рыбы по прежнему нет. Но вот впереди на дне появляется что то темное. Чуть чуть шевельнув ластами я меня траекторию нырка и через секунду оказываюсь над поросшим ракушкой участком дна. На ракушке видны небольшие канавки. Сазан питался. Ну раз питался значит где то тут он есть. Рыба будет. Но не в этот нырок. И я снова всплываю.

Вся эта история продолжается еще примерно полчаса. Рыбы по прежнему не видно. За исключением нескольких увиденных на всплытии здоровых селедок быстро промчавшихся в полводы в верх по течению.

Еще через несколько нырков возникает желание сменить место охоты. Судя по тому, что остальные парни уже сидят в лодке и направляются в мою сторону, не только у меня.

Мы смещаемся примерно на километр и останавливаемся неподалеку от небольшого островка. Андрей говорит нам, что здесь тоже песчаное дно на котором течение намыло небольшие барханы, за которыми могут отдыхать спрятавшиеся от течения сомы. Сомы так сомы. Мы прыгаем в воду и расплываемся в стороны. Первый нырок. Глубина 6 метров. Светлое песчаное дно и видимость не много лучше. Или просто лучше видно из меньшей глубины и соответственно лучшей освещенности. Я уже адаптировался к глубине и долго лечу вдоль дна. Барханов пока не видно. Я всплываю, минуту дышу на поверхности и опять ныряю. Глубина 7 метров. Вот и начали появляться первые барханы. Буквально сразу же я вижу как при моем появлении из за бархана поднимается и начинает уходить сомик килограммов в 5 весом. Я проехал 1000 километров не из-за такой маленькой добычи. «Пусть растет» - думаю я, и сомик скрывается из виду. Вот следующий бархан. И еще один примерно такой же сомик срывается с места. Я даже не провожаю его взглядом, сосредоточившись на поиске более крупных экземпляров. Первая заповедь трофейщика. Хочешь добывать большую рыбу – не стреляй в маленькую! Даже если крупной рыбы не наблюдается.

Еще через пару нырков и нахожу бархан побольше предыдущих и конечно же за ним лежит уже вполне зачетный сом. По моей оценке в нем килограммов 15 весу. Я навожу ружье ему за голову и жму на спуск. Но курок не нажимается! Я жму еще сильнее, но результат тот же. Сом наконец то заметив мое приближение срывается с места. Чертыхнувшись от досады, я всплываю и тут же обнаруживаю причину, по которой я упустил сома. Ружье банально стоит на предохранителе. Я никогда не использую предохранитель и поэтому не проверил его положение перед нырком. Но видимо пока мы шли на лодке кто то толи наступил на мое ружье толи просто задел кнопку предохранителя и он встал в положение Safe. Что ж, это тоже опыт. Теперь буду всегда проверять его положение перед нырком. Я продолжаю нырять. Те же барханы плюс несколько обломков каких то бетонных конструкций и парочка затопленных древесных стволов. Кроме вьющихся возле деревьев крошечных окуньков другой рыбы не видно.

Пора снова менять место. Мы уходим еще ниже и становимся на фарватере. Не вдалеке виден не большой плес, образовавшийся в месте изгиба реки. Охотиться будем здесь, говорит Денис и первым идет в воду. Я тоже переваливаюсь через борт. Дальше все по науке. Поправил маску, зарядил ружье, проверил положение предохранителя, продышался и ушел в воду.

Волгорадские трофеи.

Толи время уже к вечеру и солнце садится, толи еще что, но здесь заметно темнее. Дойдя до дна становится понятно почему. Все дно устлано темной ракушкой, а не светлым песком как было раньше. Да и глубина тут порядка 8 метров. Я какое то время скольжу по течению обозревая окрестности, а потом плавно ложусь на дно. Поднятые облачка мути начинают плавно уходить вниз по течению. Вокруг все также ракушка, и я решаю полежать подольше, тем более я уже разнырялся и чувствую себя отлично. Я на несколько секунд закрываю глаза и вот оно. Ощущение полного комфорта и спокойствия возникает где то внутри и заполняет меня всего. Куда то уходят все наземные заботы и проблемы. Я просто лежу на дне и жду свою рыбу. И мне хорошо. Я могу ждать долго. Но буквально через 15-20 секунд откуда то слева появляется темный размытый силуэт. Я продолжаю ждать не шевелясь.

Еще несколько секунд и я явно вижу вполне приличную рыбу, которая идет в мою сторону против течения. Судя по горбатой спине и легкому желтому отблеску на боках – это сазан. Когда он подходит на расстояние метров полутора, я стреляю. Щелчок выстрела, легкий «грм» распустившейся на несколько метров катушки и волнующее ощущение рывков сильной рыбы на гарпуне. Первый трофей есть. Быстро отдав сазана на лодку, я продолжаю нырять. Теперь охота идет значительно веселее.

Через несколько нырков я попадаю на более глубокое место. Глубина около девяти метров и здесь уже совсем темно. Я как обычно прохожу вдоль дна несколько метров, а потом как можно тише ложусь в залежку. На мне малообьемная маска OMER Abyss которая идеально подходит для глубокой охоты в море, но в здешних условиях ее обзорность маловата. Повертев головой пару секунд я решаю, что рыба скорее всего выйдет слева (ведь сазан тоже вышел слева, а справа видимость ограничивает небольшое возвышение, я ложусь под углом к течению и начинаю сканировать левый сектор. Я лежу почти минуту, но ничего не происходит. Появляется мысль, что не плохо было бы подышать, и я легонько отталкиваюсь от дна, но не спешу всплывать и позволяю течению нести меня вдоль дна. Через несколько метров я вижу на поросшем ракушкой дне глубокие борозды и участи мути. Толи здесь кто то совсем недавно кормился и взвесь еще не успело отнести течением, толи это просто турбулентности придонного течения поднимают муть и закручивают ее в облачка. В любом случае здесь можно немного полежать. Я чуть- чуть подрабатываю ластами, прогибаюсь в спине, и позволяю течению прижать меня ко дну.

Здесь дно ровное, но я по привычке ложусь так, что бы удобнее было контролировать левую сторону. Дышать хочется все сильнее, но учитывая, что глубина тут не более восьми метров и я знаю, что мой предел по задержке еще далеко не достигнут, я решаю полежать еще секунд тридцать. И мое терпение вознаграждается. Спереди слева появляется вытянутый силуэт большой рыбы целенаправленно идущей в мою сторону опять таки против течения. Рыба идет не торопясь и даже слегка рыскает вдоль дна. Когда рыба подходит ко мне на расстояние чуть более полутора метров я уже могу ясно видеть что это не сазан. Слишком вытянутое у него тело и другая форма головы. Рассмотреть цвет чешуи мешает мутная вода, но по ощущениям чешуя скорее бело-серая, нежели чем желтоватая сазанья «броня». Короче не понятная какая то рыба. Для толстолобика идет слишком низко и как то странно себя ведет. Может быть амур?! Или осетр? Или какая нибудь гигантская реликтовая хамса? Хотя нет. Осетр тоже наверное должен отдавать в желтизну и форма головы у него другая. Либо амур или хамса. Пока я предаюсь таким размышлениям в ожидании не поддет ли рыба еще ближе она поравнявшись со мной начинает уходить дальше в верх по течению. Я слегка поворачиваю свой Tempest и стреляю в ее светлый бок. Резкий хлопок от удара хвостом и рыба срывается с места. Я абсолютно уверен что попал и начинаю всплывать, слегка ослабив фрикцион катушки. В принципе этого можно было бы и не делать. Рыба настолько сильна, что без труда разматывает линь с катушки с почти полностью зажатым фрикционом. Всплыв я машу рукой и зову Андрея который сидит в лодке. Пока он разворачивает лодку и идет ко мне, я успеваю примерно наполовину смотать линь обратно на катушку. Все это время я ощущаю сильные рывки на другом конце линя. Значит рыба еще на месте. Лодка подходит и одновременно я выбираю остатки линя. И вот у меня в руках большая серебристая рыба с крупной чешуей и странной сплюснутой сверху и снизу головой. Амур! Наконец то! Прихватив свою добычу за гарпун я передаю ее Андрею и подтянувшись за борт заглядываю в лодку. Кроме моего сазана и амура другой рыбы пока не видно. По ходу я еще и чемпион. По крайней мере пока.

Волгорадские трофеи.

День уже конкретно клонится к вечеру и солнце вот-вот скроется за высоким правым берегом, но я решаю еще нырнуть еще несколько раз. На втором нырке я опять вижу амура. Но он ведет себя совершенно по другому. Рыба на границе видимости быстро проходит примерно в метре от дна, и, не останавливаясь, уходит дальше по течению. «Видимо это был не местный амур» - решаю я и вынырнув понимаю, что на сегодня охота закончена. Солнце по южному быстро уходит за деревья, а нам еще переодеваться и вытаскивать лодку. Андрей к счастью не успел уйти далеко, я быстро залезаю в лодку и мы отправляемся искать расплывшихся в разные стороны парней, по дороге обсуждая странности поведения рыбы. Действительно, чего это она? То ее полно, а то раз и нету. Не понятно. Сначала мы находим Олега который ушел намного ниже по течению и увлеченно прочесывает фарватер. На мой немой вопрос он отвечает, что рыбы не видел. За исключением лещей. Правда крупных. Стрелять не стал. Зато видел тот самый «порядок». Штука натурально стремная, но зато его довольно хорошо видно на фоне светлого дна. «А что если дно будет темное?» - думаю я, и мы отправляемся за Денисом. Мы долго ходим по фарватеру, но не всплесков от ласт, ни фонтанчиков из трубки не видно. Еще через 5 минут мы находим Дениса который спокойно сидит на берегу возле того самого плеса от которого мы начинали охоту. На первый взгляд рыбы рядом с ним е видно, но стоит нам подойти к берегу как Денис сует рыку куда в воду и вытаскивает кукан на котором висят пара сазанов и два амура. Причем один амур гораздо больше моего. Так что чемпионом я пробыл не долго. Воспользовавшись случаем, я спрашиваю Дениса местные или не местные амуры добыты им? Денис уверенно отвечает, что это местная рыба. И в доказательство демонстрирует мне добытых им рыб. Действительно нижняя челюсть и нижнее перо хвоста у обоих амуров буквально иссечены множеством шрамов. И скорее всего шрамы эти получены в те моменты, когда амуры ходят по самому дну. Ну а что рыбе которая согласно учебников питается только высшими водорослями делать возле самого дна, когда эти самые высшие водоросли растут на мели по берегам? Видимо питаться ракушкой.

На следующие утро ветра нет совсем, и есть надежда, что видимость будет лучше. Мы быстро переодеваемся, грузимся в лодку и решаем начать с того места, где вчера были сомы.

В этот раз я видимо немного промахиваюсь с местом охоты и вообще не нахожу вчерашние барханы. Я ныряю несколько раз и стараюсь оставаться под водой как можно дольше. Но барханов все нет и нет. Соответственно нет и сомов. Однако, судя по раздавшемуся щелчку выстрела, который я услышал во время одного из нырков, кому то повезло больше чем мне. И действительно, всплыв на поверхность я вижу как метрах в двадцати от меня Андрей передает в лодку приличного сома. Стало быть барханы находятся там. Но плыть на уже занятое место смысла нет, и я продолжаю нырять на своем месте. Совсем скоро начинается ровное песчаное дно, да и выстрелов больше не слышно, и это означает, что пора перемещаться в другое место. И мы идем туда, где Денис вчера стрелял амуров.

Вчера это место из лодки представлялось мне обычным плесом. Но сегодня рассмотрев его повнимательнее я увидел множество дополнительных деталей. Во-первых, судя по тому, как резко обрывается видимая с поверхности линия водорослей, можно предположить, что тут проходит свал глубин. Во-вторых, по плавающим на поверхности обрывкам травы и листьям явно видно, что здесь течение закручивается в обратную сторону.

Из под воды место тоже выглядит интересно. Высокие стебли травы поднимаются вверх с двухметровой глубины. Потом дно под углом градусов в тридцать-сорок уходит на пятиметровую глубину, где периодически встречаются большие пятна поросшие ракушкой и отдельно стоящие коряги. Сначала я долго обследую границу травы и чистой воды. Рыбы не видно и я ухожу глубже. Сначала я пробую лежать глядя в сторону глубины, но мне это быстро надоедает. Во-первых рыбы по прежнему не видно, а во-вторых я вывешен на большую глубину и меня все время поднимает от дна. Тогда я решаю перейти к более активному поиску. Раз за разом я ныряю и стараясь двигаться как можно тише обследую дно, особое внимание уделяя участкам рядом с корягами. Сначала немного обламывает то, что для того чтобы меня не выкидывало на поверхность мне приходится нырять на неполных легких. Но это не слишком уж большое неудобство и его вполне можно перетерпеть. К тому же терпение довольно быстро вознаграждается. Во время очередного нырка прямо мне под выстрел из-за коряги выходит сазан. Выстрел, и я уже плыву к лодке что бы отдать свою добычу. Пока Андрей снимает рыбу с гарпуна я заглядываю в лодку и вижу там несколько рыб. И среди них большого амура. Кто взял? Олег. Где? Вон там, отвечает Андрей и показывает куда то в сторону границы двух разнонаправленных течений. По ощущениям я нырял примерно там же, но амуров не видел. Значит надо нырять еще.

Я возвращаюсь и продолжаю упорно обследовать свой участок. Амуров по прежнему не видно. Но вот во время очередного нырка я падаю на дно и со стороны большой воды начинаю плавно двигаться к берегу. Дно плавно повышается. Я прохожу мимо очередной коряжки и не найдя ничего интересного плыву дальше. Дно начинает более круто уходить в верх и я уже вижу вертикальные стебли водорослей. Я рассеяно скольжу взглядом вдоль линии травы, как вдруг краем глаза замечаю какое то движение. Я слишком резко поворачиваю голову в сторону движения и мне остается только наблюдать хвост уходящего амура. Всплыв я смещаюсь в ту сторону куда ушла рыба и опять ныряю и иду вдоль дна от глубины к берегу. И стоит только показаться первым стеблям водорослей как я опять вижу уходящую рыбу. В этот раз я уверен, что не мог испугать рыбу поскольку двигался предельно тихо. Видимо амуры просто постоянно движутся в полводы вдоль кромки травы. А раньше я их не видел исключительно потому что был сосредоточен на том, что происходит на дне и совсем не смотрел в вверх. Да и моя малообьемная маска серьезно ограничивает поле зрения в верхнем секторе. Очевидно, наилучшей методикой охоты на амуров в этом месте будет аккуратный подход по дну к границе травы и чистой воды и либо залежка либо предельно медленный проплыв вдоль границы. Причем внимание должно быть сосредоточено на толще воды перед и над охотником. Такая тактика скоро дает результат, и я беру среднего амура, который, как и было запланировано, в полводы прошел четко надо мной.

Тем временем народ решает сместиться ближе к фарватеру. Мы залезаем в лодку и через пять минут снова падаем в воду. После охоты на мелководном участке мне уже хочется нормально понырять. Я быстро заряжаю ружье и ныряю. На этом участке прозрачность несколько хуже. Но я уже привык нырять в мутной воде и сосредоточен работаю ластами старясь по быстрее достичь дна. И когда по моим расчетам до дна остается совсем чуть-чуть я замечаю внизу какое то темное вытянутое образование. Интересно, что это такое? Я делаю еще один гребок ластами и оказываюсь на расстоянии метров полутора от этой штуки. И тут я понимаю, на что я чуть не приземлился. Это облепленный обрывками травы металлический трос с множеством развевающихся на течении светлых поводков, на конце которых блестят пятнадцати сантиметровые крючья. Много крючьев. Насколько хватает взгляда в обе стороны. Сразу же почему о захотелось дышать, и потрогав концом гарпуна эту варварскую снасть всплываю не закончив нырка. Вот ты значит какой – порядок. Всплыв я какое то время обдумываю как быть дальше. Воочию увидев, какие опасности могут поджидать под водой, я стараюсь несколько переосмыслить все свои предыдущие нырки с точки зрения безопасности. Вроде бы нырял я правильно. В соответствии с советами Дениса и своим опытом различных подводных неприятностей. Порядки мне до этого момента слава богу не встречались, но в сети я уже влетал. Тем не менее, все еще жив. Так что можно продолжать охоту.

Волгорадские трофеи.

Очередной нырок. В этот раз я иду вниз медленнее и еще более внимательно изучаю пространство перед собой. Достигнув дна я разворачиваюсь, и иду по течению, старательно вытянув левую руку вперед и вниз. Теперь я стараюсь двигаться медленнее. Но тут выясняется, что двигаясь в таком темпе очень трудно выдерживать нейтральную плавучесть. Меня все время норовит выкинуть наверх. Сначала я прижимаюсь ко дну и чуть-чуть приподняв туловище и периодически слегка отталкиваясь левой рукой позволяю течению тащить себя в перед. Но я слышу как при этом мои ласты скребут по дну. Так не пойдет. Во-первых многовато шума, а во-вторых мне жалко так жестоко обращаться с карбоновыми лопастями моих любимых ласт OMER Record. Лезть в лодку чтобы скинуть килограмм с груз пояса мне совсем не хочется, поэтому я решаю опять нырять на не полном вдохе.

Вынырнув и продышавшись я делаю завершающих вдох, потом выпускаю процентов 20 воздуха и ныряю. Так намного лучше, и я не шевелясь скольжу примерно в полуметре от дна. Примерно секунд через 20 на меня выходит здоровенный лещ, который спокойно шел по своим делам но увидев такое чудо не смог сдержать свойственного свой породе любопытства. Леща я стрелять не хочу и продолжаю плыть дальше. Лещ не уходит и раз разом прямо к маске. Он меня сильно отвлекает и в конце концов я легонько толкаю его в бок наконечником гарпуна. Обиженный лещ тут же разворачивается и уходит в темноту.

Следующие пара нырков проходят впустую, но на третьем нырке опять происходит неожиданная встреча. Я как обычно скольжу вдоль дна, как вдруг вижу стремительно приближающийся силуэт рыбы. Это явно не амур и не сазан. Что то другое. Меньшего размера и более быстрое. Через несколько секунд рыба подходит совсем близко и на секунду останавливается рядом со мной. Серебристое тело и красные плавники. Язь? Нет не язь. Рыба начинает уходить набирая скорость. Точно не язь думаю я и нажимаю на спусковой крючок. Всплываю и начинаю подтягивать к себе линь. Рыба для своих небольших размеров сопротивляется удивительно сильно. Наконец то я подтягиваю свою добычу к себе. Вытянутое тело, мощный хвост, большая пасть хищника. Жерех. Вот это да! Что же этот поверхностный хищник делал на восьмиметровой глубине? Не понятно. Я отдаю рыбину на подошедшую лодку. «Где жереха взял?»: спрашивает Андрей. Около дна. Да?! Странно. Что он делал то там? У меня нет ответа на этот вопрос и я продолжаю охоту.

Я ныряю раз разом, но ничего не вижу. Кроме еще одного порядка. Теперь я уже подготовлен и спокойно обхожу его сверху даже не прервав нырка. Со временем я обращаю внимание, что как будто бы увеличилась скорость, с которой я прохожу вдоль дна. Наверное увеличили сброс воды на ГЭС и течение усилилось. Буквально еще через один нырок я вижу первого амура. Рыбина проносится в полводы и я еле успеваю ее заметить краем глаза. Стрелять вслед бесполезно. Еще нырок и еще пара амуров пролетают мимо, проходя значительно выше меня. Собственно говоря самих рыб и не видно. Видно только силуэты на фоне света идущего сверху. Выстрелить снова не удается. Я ныряю еще раз, и еще раз, и еще. Рыбы нет. Видимо это пресловутые «не местные» амуры шли куда то по своим делам. Вынырнув в очередной раз я вижу лодку с парнями которая стоит рядом. Уже вечереет и охоту нужно завершать. Забравшись в лодку, я вижу, что парни взяли таки нескольких амуров и сазанов. Но я в общем то тоже не остался без добычи. Были и амуры и сазаны и жерех. Так что можно считать, что поездка более чем удалась.

Волгорадские трофеи.

Недели через две, когда я уже дописывал эту статью я решил позвонить Денису и поинтересоваться, как там у них дела с охотой? Денис сказал, что дела с охотой в общем то нормально. И как раз на прошлых выходных он взял двух амуров. На 30 и 32 килограмма. Ну чтож, видимо надо снова собираться в Волгоград!



В поисках трофея. Небольшой отчет о подводной охоте в Турции.
apneapro

P4270009Как то так получилось, что за время своих многочисленных поездок по городам и странам я по многу раз побывал в Индонезии, Бразилии, Мексике и прочих столь же далеких государствах, а столь популярная среди соотечественников Турция по прежнему оставалась для меня Terra Incognita. Что было довольно таки странно. Вроде бы и близко, и авиабилеты дешевые, и море есть и даже охота вроде бы разрешена. Останавливало лишь бытовавшее среди всех моих знакомых мнение, что в Турции вообще мало рыбы, а уж крупных трофейных экземпляров и подавно нет. Но с тех пор как я завел себе эккаунт в Facebook у меня появилось множество «френдов» - охотников со всего мира и из Турции в том числе. И порой некоторые из них выкладывали фотографии с очень даже приличными экземплярами рыб добытых в Турции. Так что оставалось только решиться. И вскоре появилась возможность. Мой студент и хороший товарищ, Михаил Карпович, по случаю обзавелся недвижимостью неподалеку от Алании и сразу же пригласил меня в гости дабы вместе исследовать этот интересный регион. Сразу скажу что первая поездка которая состоялась в январе не увенчалась успехом. Но в принципе у нас  изначально была гипотеза, что январь это мертвый сезон не только в туристической но и в рыболовной индустрии Турции. И эта гипотеза полностью подтвердилась. Температура воды 17-18 градусов. Прозрачность воды колебалась от 2 до 7 метров (январь – месяц ветров и дождей). За полных 8 дней охоты не было добыто ничего превышавшего весом хотя бы один килограмм. Из того что удалось если и не добыть, так хотя бы увидеть можно упомянуть лишь о группере весом под 2-2.5 кг. (к слову сказать, подводная охота на ВСЕ виды групперов в Турции строжайше запрещена) и зубаре весом под 1.5 кг. который на вечерней зорьке буквально на секунду появился над камнями и тут же снова исчез в расселине не дав ни единого шанса на выстрел. Одним словом, январская Турция в районе Алании положительных воспоминаний не оставила. Тем не менее, один положительный нюанс эта поездка все таки принесла. Нам удалось пообщаться с парой местных охотников которые сообщили нам следующее. Рыба массово подходит к берегу поздней весной когда вода начинает прогреваться до 20-21 градуса. В это же время очень хорошие шансы добыть самый крупный трофей этого региона – крупные экземпляры Кузу или Акия. По сути, это хорошо известные многим из нас amberjack или seriola. Преимущественно местные охотники стреляют этих рыб в тех местах, где с песчаного дна езко поднимаются к поверхности скальные выходы или просто навалы камней. Если на границе песка и камней растет трава, то это дополнительно увеличивает вероятность встречи. Преимущественные глубины – 15-25 метров. Ружья должны быть максимально дальнобойными, но и вместе с тем и маневренными. Чтобы успеть развернуть длинное ружье в сторону рыбы, которая может появиться откуда угодно. Задача была ясна. Осталось подготовить снаряжение, найти эти самые места и приехать в нужное время.  

Однако чем ближе была заветная весна, тем меньше было шансов, что мне удастся вырваться, но в конце концов удалось выкроить время с 18 по 28 апреля и я полетел в гости к Михаилу надеясь что возможно в этом году весна будет ранняя и рыба подойдет к берегу пораньше.

С собой я взял два ружья, OMER Cayman ET 105 и OMER Airbalete 110. Оба ружья были оборудованы катушками. А для Airbalete я так же счел нужным захватить и «заряжалку» для длинных пневматов от Marco Bardi Accessories. Вспомнив постоянное ощущение холода во время январской поездки я решил опять взять с собой 5 мм. костюм OMER Simbiox Camu 3D и в качестве дополнения к нему камуфлированную лайкровую с капюшоном. Причем майку я взял исключительно с той целью чтобы защитить переднюю часть куртки от повреждений вполне возможных при залезании в лодку из воду или залежки на каменном дне. Ласт я взял две пары. Свои старые карбоновые лопасти OMER Rekord и новинку этого года Sporasub Spitfire. Мне было просто интересно попробовать действительно эти бюджетные ласты с полимерными лопастями столь хороши как о них пишут. В результате я получил два места багажа общим весом в 22.5 кг, что было вполне допустимым перевесом при разрешенной норме провоза багажа в 20 кг. Как и следовало ожидать, при регистрации на рейс никаких проблем не возникло и я стартовал в направлении Анталии. Вернее Анкары. Дело в том, что билеты с пересадкой в Анкаре были ощутимо дешевле, чем прямой перелет Москва-Анталия.

По прибытии Михаил встретил меня в аэропорту и пока мы ехали радостно сообщил мне, что прогноз погоды в целом хороший, дескать завтра будет сильный ветер, но уже на следующий день он стихнет и до самого конца поездки будет отличная погода. А поскольку завтрашний день мы и так планировали посвятить подготовке снаряжения и покупке мне лицензии на подводную охоту то все вроде складывалось как надо. Сразу хочу сказать, что к сожалению хоть прогноз погоды и оправдался но на качстве охоты это никак не сказалось. Дело в том, что хоть ветер и действительно дул всего один день, но это был не ветер а самый настоящий ураган который вызвал шторм небывалой силы. В качестве иллюстрации могу привести такой пример. Когда мы ехали в Аланию за лицензиями то с идущей вдоль берега дороги было хорошо видно как огромные волны перехлестывают через вполне приличный бетонный пирс идущий в море от одного из дорогих отелей стоящих на первой линии. А когда мы ехали обратно, то этого пирса уже не было. От него стались лишь вбитые в дно опоры. А такой шторм без последствий не проходит. Резко и надолго падает прозрачность воды. Но об этом позже. А пока о лицензии на подводную охоту, за которой мы собственно и ехали когда наблюдали весь этот армагеддон. Судя по тому, что я нашел в интернет в Турции местные жители могут охотиться свободно, а иностранцы должны приобретать лицензию в учреждении под названием SU ÜRÜNLERİ и стоимость ее составляет либо 10 Евро в день либо 100 Евро на год. Прибыв в этот самый местный рыбнадзор мы выяснили что лицензию мне продать не могут, так как у меня нет вида на жительство. А у Михаила она уже давно была. На вопрос «что же делать»? Мы получили вполне турецкий ответ. А ничего. Охотьтесь спокойно. Главное что бы лицензия была у владельца лодки (то есть у Михаила). А если дескать подойдет полиция, то вот вам визитка с моим мобильным. Звоните в любое время и я все решу. Обнадеженные таким образом мы и пошли на охоту. В первый после шторма день мы решили не брать лодку и пошли в воду прямо с берега рядом с аквапарком, где от самого берега шли скалы и была надежда что там вода будет по прозрачнее. Увы, но надежды не оправдались. По верху гнало муть и видимость была меньше метра. На глубине в 8-10 метров прозрачность «повышалась» до 1.5 метра максимум. Мелькали небольшие зеленухи и иногда сверху проносилась кефаль. В общем, ничего интересного.

На следующий день мы решаем все таки взять лодку и поискать прозрачность подальше от берега. Готовясь к охоте я решаю взять с собой новые ласты Sporasub Spitfire и OMER Airbalete так как он все таки несколько короче чем мой Cayman ET. Ну а чтобы несколько уменьшить его явно избыточную при такой низкой прозрачности дальнобойность я слегка стравил давление и оставил в ресивере заводские 21 атм. Как выяснилось позже, это было ошибкой. Выйдя из порта, мы быстро проверяем пару близлежащих выходов камней, но там прозрачность на поверхности не превышает полутора метров, а по дну трех. Рыбы нет. Тем не менее мы продолжаем бороздить акваторию и искать прозрак. И уже ближе к вечеру мы приходим к небольшому каменному плато которое поднимается с глубины 27 метров примерно до двенадцати. Тут хотя бы есть где понырять. Первые нырки показывают что здесь явно более перспективное место. Груды крупных камней с глубокими расселинами между ними. Во время залежки периодически появляются некрупные групперы. Но их стрелять нельзя и я не отвлекаюсь, так как отчаявшись встретить легендарную сериолу я переключаюсь на зубаря, а точнее дентекса (dentex) или по-турецки синерита. Это довольно крупный рифовый хищник который может вырастать до вполне приличных 5-7 кг. А иногда и больше. Я постепенно смещаюсь к краю плато и раз за разом ныряю стараясь оставаться на дне как можно дольше. Температура воды 21 градус и я к концу дня начинаю понемногу замерзать в своем костюме. Солнце клонится к горизонту и скоро охоту придется прекращать. В очередной раз нырнув я плавно работаю пластиковыми лопастями Sporasub Spitfire и достигнув отрицательной плавучести примерно на 8 метрах начинаю не шевелясь плавно планировать вниз. Через несколько секунд появляется дно и я падаю в небольшую расселину между двумя большими камнями. Опустившись на дно я чувствую резкое похолодание. Глубина 16.5 метров. Видимо как раз здесь и проходит довольно резкий термоклин. Лежать в холоде мне совсем не хочется и поднимаюсь выше и ложусь на камень. Здесь теплее и несколько прозрачнее. По ощущениям видимость почти пять метров. Для моря конечно маловато, но по сравнению со вчерашним днем это практически идеально чистая вода. Солнце стоит низко над горизонтом и под водой темновато. Пролежав секунд 30 и не увидев ни синеритов ни сарго я уже готовлюсь всплыть и на всякий случай смотрю вверх. И тут я вижу как из ниоткуда ко мне движется крупный, я бы даже сказал очень крупный силуэт. Вернее два. Через секунду я понимаю, что это и есть сериола. Более крупная особь первой, меньшая особь следует в фарватере. Обе рыбы подошли ко мне откуда то со спины и как только я пошевелил головой начинают резко уходить. Терять уже нечего и я резко повернув Airbalete стреляю в сторону уже почти исчезнувшего более крупного силуэта. Момента попадания я не вижу, так как к этому времени и рыба и гарпун скрываются за пределами видимости. Я даже разочарованно замираю на секунду но тут ружье резко рвется из рук. Попал! Но буквально через пару секунд рывки прекращаются и я даже не всплыв уже понимаю что рыба сошла. Чертовски жаль бесполезно раненную рыбу. Всплыв я начинаю сматывать линь и вскоре из мутной на поверхности вода появляется мой гарпун с куском белого мяса на флажке. На этом печально эпизоде мы заканчиваем охоту и едем домой. По дорого я анализирую что же я сделал не правильно. Во-первых, ружье было слабо закачено и явно не пробило рыбу насквозь. Конечно в момент попадания дистанция была уже порядка пяти метров, но если бы я оставил в ресивере давление в 25 атмосфер то этого бы хватило для надежного поражения рыбы. Во вторых, я наверное отвык пользоваться ружьями с катушкой и прозевал момент когда должен был ослабить фрикцион и дать рыбе возможность рыбе уходить разматывая линь. Ну и в третьих, для такой охоты обзорность моей любимой малообъемн\ой маски OMER Abyss слишком мала. Нужно что-то с большей площадью остекления. Теперь о рыбе. По моим прикидкам в большой рыбе было больше 20 кг., а в меньшей 10-12. Рыбы шли над термоклинном где собственно и группируется мелкая рыба, которая и является их пищей. Это логично. Рыбы вышли уже почти в сумерках. Тоже все правильно, так как любой рыбак скажет, что самое уловистое время для хищника это как раз утренняя и вечерняя зорька. Рыбы шли со стороны моря к берегу против течения. Это тоже нужно запомнить.

В любом случае это уже явно положительный результат. В Турции крупная рыба есть. Осталось только научиться ее брать.

На следующий день мы во всеоружии снова грузимся в лодку. Со мной забитый до 25 атмосфер Airbalete и Cayman ET в качестве запасного ружья. На лице кстати захваченная из Москвы маска TUSA Panthes с чуть большим объемом, но и значительно лучшей обзорностью. На ногах опять Sporasub Spitfire  которые я решил оставить так как они значительно меньше шумят при контакте с каменистым дном. Ну и конечно же полимерные лопасти этих ласт практически невозможно сломать если вдруг мне понадобится резко оттолкнуться от дна, чего не скажешь о карбоновых лопастях все таки более подходящих для охоты в толще воды.

За ночь прозрачность улучшилась еще примерно на полметра. Нырнув первый раз и не дождавшись ничего достойного выстрела я на всякий случай решаю испробовать как поведет себя Airbalete  слишними четырьмя атмосферами в ресивере. После выстрела гарпун улетает далеко в перед и размотав все три оборота линя ощутимо дергает ружье и даже слегка разматывает катушку. Отлично. Убойная дальность под пять метров. Отдача естественно выросла, но настолько не значительно, что этим можно пренебречь.

Мы начинаем обныривать прежние места. Нырок за нырком, но сериолы нет. Пару раз я замечаю групперов, но стрелять их нет ни малейшего желания. Тем более, что по словам Миши если полиция найдет эту рыбу в лодке то ее конфискуют. Не рыбу конфискуют. Лодку. Во время очередного нырка у меня перед глазами появляется небольшой dentex  примерно в килограмм весом. Я уже окончательно отчаявшись из-за отсутствия рыбы был уже готов него выстрелить, но dentex стоит буквально перед самым наконечником гарпуна, а сразу за ним возвышается приличных размеров камень. Я понимаю что выстрел в него однозначно приведет к тому что гарпун моего перекачанного Airbalete пробьет небольшую рыбу насквозь и со страшной силой ударится в явно очень крепкую каменюку. Что несомненно приведет к порче моего единственного гарпуна. А у меня на него совсем другие планы. К тому же я помню основную заповедь охотника-трофейщика. Хочешь стрелять большую рыбу – перестань стрелять маленькую. Я слегка толкаю наглого дентича концом гарпуна и он моментально скрывается в ближайшей щели. Больше это день ничем не запомнился. За исключение того, что выйдя на лодку я обнаружил что с моей руки неведомым образом исчезла волшебная заряжалка от Marco Bardi. Чтож. Наверное это море взяло с меня своеобразную плату за покалеченную и упущенную сериолу. Второй заряжалки у меня с собой нет и поэтому на следующий день я буду охотиться с Cayman ET который я все равно давно хотел попробовать в условиях реальной охоты. Все остальное снаряжение в полном порядке. Ласты Spitfire на удивление не плохо. Я даже несколько раз нырнул глубже на 22-23 метра. Лопасти справляются хорошо. Иногда возникает ощущение, что на глубинах за 20 метров гребок становится чуть менее эффективным, чем у моих старых карбоновых лопастей, но возможно это просто сила привычки. В любом случае каких либо серьезных претензий у меня к работе лопастей нет, а что касается галоши то это наверное самая комфортная галоша которую я когда либо использовал. По крайней мере для моих ступней с низким подъемом.

Следующий день полностью похож на этот. И следующий тоже. С той лишь разницей, что я продолжаю ждать сериолу, а Миша весьма успешно переключается на рифовую рыбу. Поэтому домой я еду пустым, а он то с парой лавраков а то и с дентичем. Накоенц мы решаем что нужно что-то менять и решаем и реаем предпринять дальнюю вылазку в местечко под названием Манавгат (40 км по морю) дабы исследовать находящиеся там некие платформы. По слухам в этом месте в море впадает полноводная одноименная река и в море стоят две платформы к которым подходят с берега трубы по которым на причалювающие к этим платформам танкеры подается пресная вода. А танкеры уже увозят ее в Египет и Израиль. Правда ли это я не знаю. Но сразу скажу, что платформы эти явно не нефтяные и с берега к ним действительно подходят трубы. Миша решает что в этот день он не будет охотиться и поэтому берет в лодку несколько спиннингов для троллинга и вертикального джиггинга. И по дороге к платформам мы периодически останавливаемся и Миша начинает ловить рыбу на джиг. Проходит пара часов, а из добычи пока всего лишь один небольшой группер (местное законодательство позволяет ловить групперов на удочку). Я уже начинаю бухтеть и говорить что вся эта рыбалка просто чушь и надо быстрее идти к месту охоты, как вдруг резкий треск катушки, удилище гнется дугой и через 10 минут активной борьбы мы вытаскиваем в лодку большую сериолу. Как показывают кстати захваченные в лодку весы в ней почти 16 кг. Здорово! фотография (11)Но узнав с какой глубины Миша достал свою рыбу я слегка озадачиваюсь. 80 метров. Глубоковато. Закончив фотографироваться с рыбой мы все таки доходим до платформ. Это расположенные примерно в километре от берега и примерно на расстоянии метров 700-800 друг от друга две желтые металлические башни. Судя по эхолоту глубина под платформами около 70 метров. Остается надеяться что рыба поднимется выше. Я быстро переодеваюсь и иду в воду. Условия довольно необычные. Вода на поверхности холодная и мутная. Но стоит погрузиться глубже трех метров как вода моментально становится теплее а прозрачность возрастает метров до 10-12. Платформа стоит на центральной опоре диаметров метра в полтора и удерживается тремя цепями якорными цепями растяжками. Все естественно давно заросло ракушкой. Под платформой куча мелкой рыбы но ничего крупного не видно. На пятом или шестом нырке я опускаюсь примерно на 20 метров и откуда то сбоку появляется стайка довольно крупной пеламиды. Но рыба проходит далеко и тут же снова скрывается в глубине. Сделав еще несколько нырков я решаю проверить другую платформу. Странные дела. Вроде все тоже самое, но под ней рыбы нет. Вообще никакой рыбы нет. shot0005Даже самой маленькой. Вернувший к первой платформе я делаю еще не сколько нырков. Опять появляется стайка зачетной пеламиды и опять шанса на выстрел нет. И мы направляемся в сторону дома. По дороге я решаю проверить место где стрелял сериолу и делаю несколько нырков. Во время одного из них я вижу как на границе видимости в паре метров ото дна быстро проходит крупный силуэт. Что это не понятно, но судя по чуть желтоватому хвосту, это скорее всего сериола и есть. Ну что ж. Сегодня я ее хотя бы видел. Значит шанс все еще есть.shot0006

И вот наступает последний день охоты. Я уже практически опустил руки но по привычке продолжаю нырять оглядывая ставшие уже знакомыми камни. Крупной рыбы нет. Солнце клонится к вечеру и видимо пора завершать эту охоту и ехать в Москву. Я неохотно вылезаю в лодку и мы направляемся в сторону дома. Но когда нам остается меньше километра до берега Миша предлагает проверить еще одно место в котором он как то раз нырял и вроде бы видел довольно интересный рельеф. Я с сомнением соглашаюсь. Первый нырок. Каменное дно которое с глубины 10-11 метров плавно понижается к песчаному дну на глубине 18-20 метров. Довольно сильное течение и буквально после второго нырка я уже теряю плато. Мне уже не хочется залезать в лодку и по новой разряжать и заряжать свой арбалет. Миша бросает мне веревку и на малом ходу буксирует вверх по течению к внешнему краю плато. Я быстро продышавшись ныряю и максимально быстро подхожу к самому дну и какое то время скольжу вдоль камней выбирая место для залежки. Увидев большой камень вокруг которого вьется стайка мелочи и решаю залечь рядом с ним. И вот момент из под камня молнией вылетает довольно крупный группер и схватив маленькую рыбку опять скрывается под этим же камнем. Уже лучше. Я все таки ложусь рядом с камнем и буквально сразу же появляется зачетный дентич и осторожно направляется в мою сторону. Я навожу на него арбалет и размышляю стрелять или нет? Нет. Не за этой рыбой я сюда ехал. Всплыв я тщательно вентилируюсь и снова ныряю. За это время течение отнесло меня на приличное расстояние и рельеф несколько изменился. Теперь это не каменистое дно, а массивные каменные гряды на песчаном дне. Я ложусь на краю широкого коридора между камнями и замираю. Глубина 12 метров, прозрачность порядка 12 метров. Температура воды 22 градуса. Мне очень комфортно. И вот оно чудо. На исходе тридцатой секунды залежки я вижу как на меня выходят две сериолы. Более крупная идет первой, а меньшая за ней следом. Все как по учебнику. Вечерняя зорька. Идут со стороны моря против течения. Я дожилаюсь пока большая рыба подойдет на расстояние около трех метров и стреляю. Попал! Упустить эту рыбу я не должен. Максимально отпустив фрикцион катушки я всплываю чуть придерживая разматывающийся линь пальцами свободной руки. Рыба быстро уходит и я что бы смягчить ее рывки максимально быстро плыву за ней. Через какое то время рыба начинает уставать и я аккуратно выбираю линь и поднырнув прихватываю ее за жабры. В принципе гарпун пробил рыбу насквозь и раскрывшийся флажок надежно фиксирует ее серебристое тело с желтой полосой и наверное можно было не напрягаться, но я предпочитаю не рисковать. И вот он момент истины. Рыба в Турции есть! Последующее взвешивание показало вполне зачетные 10 кг. Не рекорд конечно, но для первой пробы вполне нормально.фотография (8)

Итак краткие выводы и советы. Сериола начинает массово подходить к берегу в конце апреля начале мая когда температура воды устойчиво превышает 21-22 градуса. Самая лучшая охота начинается вечером. Поскольку охота не очень глубокая то лучше всего подойдут маски с увеличенной обзорностью. Наверное я бы даже предпочел что-то подобное Sporasub Mystic или OMER Alien. Как уже писалось ружья должны быть максимально дальнобойные, но маневренные. Соответственно к OMER Airbalete 110 и OMER Cayman ET 105 у меня никаких претензий нет. Учитывая что после выстрела сериола не уходит в камни а идет в толще воды то фрикцион катушки лучше держать незатянутым что бы в первый самый важный момент не дать рыбы точку опоры и не позволить ей вырвать гарпун из своего нежного покрытого очень мелкой чешуей тела. Что касается ласт, то с моей точки зрения при охоте на таких глубинах ласты Sporasub Spitfire подходят лучше всего так как их полимерные лопасти не шумят при контакте с каменистым дном. Вот собственно говоря все. Надеюсь, что этот материал поможет кому то из моих коллег открыть для себя ставшую уже привычной Турцию с новой стороны. Главное выбрать правильный сезон. А не такой промежуточный и не мертвый и не высокий как я J